Ханг (нем. Hang) — перкуссионный инструмент, состоящий из двух соединенных металлических сферических сегментов.
Инструмент был разработан в 2000 году Феликсом Ронером и Сабиной Шерер из швейцарского города Берн в результате многолетнего изучения стальной тарелки и многих других резонирующих перкуссионных инструментов со всего света: гонга, традиционного индонезийского оркестра — гамелана, гатама, барабанов, колокольчиков, музыкальной пилы.
Этот ударный инструмент состоит из двух соединенных между собой металлических полушарий: стороны DING и стороны GU.
На стороне DING расположены 7-8 тональных областей, образующих «тональный круг». Он окружает центральный купол, названный DING (похожий на гонг). На стороне GU находится отверстие размером с кулак для звукового резонанса. На этом отверстии можно играть как на уду или использовать его для модуляции звука DING.



О том, что мой супруг болен на всю голову, свидетельствует уже тот факт, что он женат на мне. У него какое-то невероятное количество бзиков, которые со временем начинают распространяться воздушно-капельным путём на родных, друзей и знакомых.
Одним из таких бзиков является манера давать человеческие имена неодушевлённым предметам. Не всем, конечно, а только наиболее достойным. И он не просто их крестит - он с ними ещё и разговаривает.

Например, у него есть любимая кружка. На кружке нарисован пингвин. Пингвина зовут Пафнутий.
Я как-то поинтересовалась:
- А почему Пафнутий-то?
Муж посмотрел на меня удивлённо и спросил:
- Ну а как?
Я подумала и поняла: действительно, больше никак.
По утрам муж достаёт Пафнутия из кухонного шкафчика и говорит:
- Ну, брат Пафнутий, по кофейку?
Вечерами они с Пафнутием пьют чай, и муж мой жалуется ему на меня:
- Видишь, Пафнутий, с кем приходится коротать век? Цени, брат, одиночество, не заводи пингвиниху.

Ещё на даче у нас проживает болгарка по имени Зинаида. Болгарка - не в смысле уроженка Болгарии, а в смысле инструмент для резки металла.
Сперва муж назвал её Снежана, потому что считал, что у болгарки непременно должно быть болгарское имя. Однако, познакомившись с характером болгарки, он понял, что она Зинаида.
Когда нужно разрезать что-нибудь металлическое, он достаёт её из сарая и говорит:
- Зинаида, а не побезумствовать ли нам?
И они начинают безумствовать. А когда набезумствуются, он её относит в сарай, укладывает на полку и нежно говорит:
- Сладких снов тебе, Зина.

А в квартире у нас живёт шкаф по имени Борис Петрович. Вот так уважительно, по имени-отчеству, да.
Это мы когда только купили квартиру, то первым делом заказали шкаф. И собирал нам этот шкаф сборщик, которого звали Борис Петрович.
Конечно, сей факт бросает тень позора на моего мужа, но на самом деле этому есть объяснение.
Вообще-то, всю остальную мебель в нашем доме (а так же в доме моей мамы, в доме его родителей и в домах многих наших друзей) муж собирал сам. И шкаф бы собрал, как раз плюнуть, но вышло так, что в день доставки он находился в командировке и вернуться должен был только недели через две.
Я категорически отказалась жить две недели посреди немыслимого количества досок и коробок, к тому же мне не терпелось поскорей развесить всю одежду на вешалки, поэтому дожидаться мужа не стала и пригласила магазинного сборщика. И, конечно, сорок раз об этом пожалела.
Сборщик Борис Петрович, собираясь ко мне в гости, принял одеколонную ванну, и этим одеколоном марки "Хвойный лес" (или "Русское поле", или "Юность Максима" - не знаю) провонял весь дом. Я спасалась от амбре Бориса Петровича на балконе.
Работал Борис Петрович сосредоточенно, неторопливо, с чувством, с толком, с расстановкой, с пятью перерывами на чаепитие. Очень удивлялся, почему я не составляю ему компанию за столом. А я просто не могу пить чай, воняющий одеколоном.
Профессионал Борис Петрович, будучи сборщиком от бога, собирал шкаф с 9 часов утра до 11 часов вечера. Мой муж за это время мог бы легко посторить двухэтажный дом и баньку во дворе.
Вещи мои так и остались лежать в коробках, не познав холодка вешалок, потому что все две недели до приезда мужа я проветривала всю квартиру, и шкаф в частности, от аромата Бориса Петровича. Мне даже было стыдно ездить в метро, потому что мне казалось, что от меня на весь вагон таращит этим дешёвым убойным одеколоном.
Когда муж приехал, в квартире уже была вполне пристойная атмосфера. Он радостно подскочил к мебельной обновке, счастливо завопил: "О, шкафчик!" - и замер, распахнув дверцы.
Примерно минуту он приходил в себя от нахлынувшего на него смрада, а потом спросил меня:
- Эммм... Это что?
- Это Борис Петрович, - ответила я.
Вот так наш шкаф получил своё имя, а сборщик Борис Петрович, сам того не ведая, стал его крёстным (нашим кумом, стало быть).
Теперь муж, собираясь на какое-нибудь важное мероприятие, советуется со шкафом, что ему надеть:
- Борис Петрович, как насчёт синей рубашки?
Или просит:
- Не одолжите ли галстук, Борис Петрович?
Или вешает в него костюм и говорит:
- Борис Петрович, храни его, как свою честь.

Ещё у нас есть журнальный столик Степан.
Ну тут всё просто: мы его купили в разобранном виде, а дома выяснилось, что инструкция по сборке написана на английском и китайском языках.
Муж сперва потребовал у меня читать китайский вариант, потом минут десять возмущался, что женился на какой-то безграмотной лохушке, которая даже китайского не знает, а после этого милостиво разрешил читать по-английски.
Лохушка-жена и по-английски, в общем... кхммм... Но ещё что-то как-то.
В инструкции было написано: "step one". Ну, при моём произношении... В общем, так журнальный столик стал Степаном.
Когда я ищу зажигалку или какой-нибудь журнальчик, муж говорит:
- Не знаю, где. Спроси у Степана.

Ещё у нас есть микроволновка Галя. Я так понимаю, это что-то личное, о чём мне знать не надобно.
Потому что когда муж пихает в неё тарелку с едой и нежно говорит: "Согрей, Галя... Сделай это для меня, крошка..." - у меня все вопросы застревают где-то в районе щитовидки.
Отголоски романтического прошлого, видимо.
Ещё у нас на даче есть электроплитка, которая вечно ломается. Муж зовёт её Надюша.
Когда я спросила, почему именно Надюша, он ответил:
- Да была у меня одна... Тоже всё время ломалась.
Когда он утром собирается пожарить на ней яичницу, то всегда спрашивает:
- Ну, Надюша, сегодня-то ты станешь, наконец, моей? Давай, детка, дай шанс моим яйцам.

Ещё у нас есть пепельница Раиса. Муж утверждает, что то, что она Раиса, видно невооружённым глазом.
Когда муж хочет покурить, он говорит:
- Раиса, составь приятную компанию.
А когда его что-то отвлекает, то он кладёт в неё сигарету и говорит:
- Раиса, покарауль.

Эта инфекция носит вирусный характер.
У одних наших друзей есть телевизор Филя (потому что "Philips") и холодильник Анатолий (потому что в нём всегда напихано всякого говна, как в карманах жилетки Вассермана).
Другие лентяйку от телевизора назвали Люсей - в честь соседки, которая тоже, по их словам, лентяйка.
У третьих проживает стиральная машина Любовь Петровна. Когда им эту машину доставили и распаковали, то их старенькая бабушка всплеснула руками и сказала:
- Красивая, как Любовь Петровна Орлова!
И даже у моей мамы есть чайная ложечка по имени Изольда. Я так и не знаю, почему именно Изольда. Когда я попыталась это выяснить, мама посмотрела на меня, как на умалишённую (впрочем, она всегда на меня так смотрит), а муж возмущённо сказал, что более глупого вопроса в жизни не слышал, и что каждому дураку понятно, почему ложечку так зовут.
Где-то на этом видео есть и наши неповторимые купальные костюмы.



2013-08-04 11.46.14 pm

Фотография неназванного источника. Фотографии самого неназванного источника не публикуются.
news-montage-010

Хорошая статья в Guardian о том, почему не стоит смотреть/читать новости.

Новости вредны для вашего здоровья. Их чтение приводит к появлению страха и агрессии, мешает реализации творческого потенциала и лишает способности мыслить глубоко. Новости – то же самое, что сахар для тела. Они легко усваиваются. СМИ кормят нас небольшими кусочками тривиальных фактов, которые, на самом деле, нас не касаются и не заслуживают внимания. Вот почему мы никогда не испытывают насыщения. В отличие от чтения книг и длинных журнальных статей (над которыми приходится размышлять), мы можем проглотить огромное количество пустых новостей.

Новости не имеют значения. Примерно из 10 000 историй, которые вы прочитали в последние 12 месяцев, назовите одну, которая позволила вам принять лучшее решение в серьезном деле, влияющем на вашу жизнь, вашу карьеру, или ваш бизнес. Потребление новостей не имеет отношения к вам. На самом деле, потребление новостей – это конкурентный недостаток. Чем меньше вы потребляете новостей, тем больше у вас преимуществ.

Новости токсичны для вашего организма. Они постоянно действуют на лимбическую систему. Панические истории стимулируют образование глюкокортикоидов (кортизола). Это приводит в беспорядок вашу иммунную систему. Ваш организм оказывается в состоянии хронического стресса. Другие возможные побочные эффекты включают страх, агрессию и потерю чувствительности.


Новости увеличивают число когнитивных ошибок. Поток новостей – отец всех когнитивных ошибок: жажды подтверждения. Мы становимся излишне самоуверенными, глупо рискуем и недооцениваем возможности. Наш мозг жаждет историй, которые «имеют смысл», даже если они не соответствуют действительности. Любой журналист, который пишет, что "рынок существует благодаря X" или "компания обанкротилась из-за Y", - идиот. Мы сыты по горло этим дешевым способом "объяснения" мира.

Новости подавляют мышление. Мышление требует концентрации. Концентрация требует непрерывного времени. Новости специально разработаны, чтобы прерывать вас. Они похожи на вирусы, которые крадут ваше внимание для своих целей. Новости уменьшают количество думающих людей. Новости серьезно влияют на память. Так как новости нарушают концентрацию, они ослабляют понимание.

Новости работают как наркотик. Узнав о каком-либо происшествии, мы хотим узнать и чем оно закончится. Помня о сотнях сюжетов из новостей, мы все меньше способны контролировать это стремление. Ученые привыкли думать, что плотные связи среди 100 миллиардов нейронов в наших головах уже окончательно сложились к тому моменту, когда мы достигаем зрелого возраста. Сегодня мы знаем, что это не так. Нервные клетки регулярно разрывают старые связи и образуют новые. Чем больше новостей мы потребляем, тем больше мы тренируем нейронные цепи, отвечающие за поверхностное ознакомление и выполнение множественных задач, игнорируя те, которые отвечают за чтение и сосредоточенное мышление. Большинство потребителей новостей - даже если они раньше были заядлыми читателями книг - потеряли способность читать большие статьи или книги. После четырех-пяти страниц они устают, концентрация исчезает, появляется беспокойство. Это не потому, что они стали старше или у них появилось много дел. Просто физическая структура мозга изменилась.

Новости делают нас пассивными. Подавляющее большинство новостей рассказывают о вещах, на которые вы не можете повлиять. Ежедневное повторение того, что мы бессильны делает нас пассивными. Они перемалывают нас, пока мы не примем пессимистичное, бесчувственное, саркастическое и фаталистическое мировоззрение. Есть термин для этого явления - "заученная беспомощность".

Новости убивают творчество. Наконец, то, что мы уже знаем, ограничивает наш творческий потенциал. Это одна из причин, почему математики, писатели, композиторы и предприниматели часто производят свои самые лучшие творческие работы в молодости. Их мозг наслаждается широким, необитаемым пространством, которое дает им возможность придумывать и осуществлять новые идеи. Я не знаю ни одного по-настоящему творческого человека, имеющего пристрастие к новостям - ни писателя, ни композитора, математика, врача, ученого, музыканта, дизайнера, архитектора или художника. С другой стороны, я знаю кучу злобных нетворческих людей, которые потребляют новости, как наркотики. Если вы хотите использовать старые решения, читайте новости. Если вы ищете новые решения, не стоит этого делать.
_____________333211

Кажется, всемирная справедливость наступает.

В России тепло, в Европе дубак. В Париже 10, в Питере 25.

Всю жизнь было наоборот. Настало наше время. У нас будут пальмы, а негров будут подкалывать вопросом "Наверное, у вас очень холодно в Африке, да?".
Каждый год 8 апреля я, естественно, сильно напиваюсь.

Здесь мне, в общем-то, нечем особенно гордиться. Но и замалчивать этот факт, стыдиться его, пытаться как-то скрыть его от излишне любопытных посторонних глаз, свести разговор о нем к шутке - было бы, уверен, поступком не столько глупым, сколько нечестным по отношению как к людям, так и к себе.

Я, конечно же, пробовал в этот день и не напиваться. Ничего хорошего из этого обычно не выходило. И если первые двенадцать встреч восьмого апреля в трезвом виде хоть как-то можно списать на бессознательное детство, родительский гнет и прочее, то все остальные попытки встретить этот день трезвым были, конечно же, ошибкой.

Каждый год восьмого апреля весь наш большой мир, все наши страны и континенты шумно отмечают Международный день цыган. Впрочем, наш мир, в котором свобода воли помножена на распиздяйство, отличается понятной неоднородностью, и поэтому в некоторых уголках планеты, где на цыган всем насрать, в этот день отмечают День рождения Будды.

За треть века я перепробовал многое.

Как уже упоминалось выше, были времена, когда 8 апреля я не отмечал ничего. Лучше бы этих времен не было.

Иногда я отмечал Международный день цыган, но забывал отметить День рождения Будды: было, признаюсь, херово, и не советую никому повторять мои ошибки.

Как бы то ни было, но восьмого апреля я стараюсь не множить страдания молодости и сразу надираться в полное говно. Из которого я сейчас вам и пишу (некоторые в комментах наверняка отметят некоторое несоответствие времен и начал, но я так им скажу: идите-ка вы в жопу!).

Не то чтобы я любил цыган. Не то чтобы я любил Будду.

Но всякий раз, когда я пересматриваю тот эпизод "Жестокого романса" (фильм Эльдара Рязанова, который ни хуя не похож на фильм Эльдара Рязанова, а похож на фильм Никиты Михалкова, который Никита Михалков снял для своего западного брата и его западных друзей), в котором бряхимовские цыгане в кабаке на берегу Волги исполняют Сергею Сергеичу Паратову исконно цыганскую песню на слова баллады Редьярда Киплинга - я в этом месте обычно рыдаю.

Россия. Волга. Несчастный Бряхимов, следы которого не дано разыскать даже болгарам. Бледная Лариса. И - Сергей Сергеич Паратов. И - цыгане. Исполняющие в кабаке исконно русско-цыганское:

The white moth to the closing bine,
The bee to the opened clover,
And the gipsy blood to the gipsy blood
Ever the wide world over.

Я, правда, всегда рыдаю в этом месте.

Я много раз спрашивал окружающих меня людей, кто автор этих стихов про мохнатого шмеля - обычно мы спорили на двойной макаллан, и за всю мою долгую никчемную жизнь не было еще случая, когда бы я проигрывал двойной макаллан. В горах мое сердце.

А потом уже собеседники стихали, подбирали яички и начинали слушать.

И я говорил.

И вокруг звенела тишина.

И я рассказывал, что песня, которой цыгане в кабаке на берегу Волги радуют Сергея Сергеича Паратова - она, в общем-то, не про цыганскую дочь.

Там цыганская дочь вообще в эпизодической роли.

Песня-то - про цыгана.

Который, конечно же, может сорваться за цыганской дочерью, но к рассвету должен вернуться назад.

Люди обычно мне не верят.

Какой, - говорят, Киплинг, когда тут у нас - цыгане и Волга.

Такой, - покорно отвечаю я:
Rudyard Kipling, The Gipsy Trail

The white moth to the closing bine,
The bee to the opened clover,
And the gipsy blood to the gipsy blood
Ever the wide world over.

Ever the wide world over, lass,
Ever the trail held true,
Over the world and under the world,
And back at the last to you.

Out of the dark of the gorgio camp,
Out of the grime and the gray
(Morning waits at the end of the world),
Gipsy, come away!

The wild boar to the sun-dried swamp
The red crane to her reed,
And the Romany lass to the Romany lad,
By the tie of a roving breed.

The pied snake to the rifted rock,
The buck to the stony plain,
And the Romany lass to the Romany lad,
And both to the road again.

Both to the road again, again!
Out on a clean sea-track --
Follow the cross of the gipsy trail
Over the world and back!

Follow the Romany patteran
North where the blue bergs sail,
And the bows are grey with the frozen spray,
And the masts are shod with mail.

Follow the Romany patteran
Sheer to the Austral Light,
Where the besom of God is the wild South wind,
Sweeping the sea-floors white.

Follow the Romany patteran
West to the sinking sun,
Till the junk-sails lift through the houseless drift.
And the east and west are one.

Follow the Romany patteran
East where the silence broods
By a purple wave on an opal beach
In the hush of the Mahim woods.

"The wild hawk to the wind-swept sky,
The deer to the wholesome wold,
And the heart of a man to the heart of a maid,
As it was in the days of old."

The heart of a man to the heart of a maid --
Light of my tents, be fleet.
Morning waits at the end of the world,
And the world is all at our feet!
Тут люди обычно плачут и перестают верить Эльдару Рязанову, и начинают ненавидеть Михалкова с новой силой.

А я, напротив, опрокинув свой честно выигранный двойной макаллан, - бодрюсь.

"By a purple wave on an opal beach In the hush of the Mahim woods" - это же, в общем-то, про родную Индию, про ее махимовские леса. Про архипелаг Мумбай, если уж окружающие неожиданно начнут доебываться.

И вот я всякий раз смотрю это экранизированное место "Бесприданницы" и рыдаю, когда умные цыгане на берегу Волги исполняют туповатому Сергею Сергеичу песню про свою бесконечную, неизбывную мумбайскую цыганскую киплинговскую тоску.

По-моему, тут просто нельзя не нажраться.

Вот я и нажираюсь.
Каждый вечер, когда солнце прячется за верхушки сосен, на небе зажигаются звезды, а где-то в лесу неподалеку начинает ухать сова, которую мы уже два месяца не можем поймать, чтобы сварить из нее суп, - так вот: каждый раз, когда на нашу свалку опускается темнота, вся детвора собирается вокруг ржавого чайника в пустой нефтяной цистерне на западной окраине, чтобы попить кипятка, съесть по кусочку сахара и послушать сказку на ночь.

Урчит, закипая, чайник. Ухает сова. Восемь носов выжидательно пошмыгивают. Восемь пар глаз внимательно следят за мной.

- О чем же вам сегодня рассказать, внучки? - тяну время. - Может, о том, как шестьдесят лет тому назад у Мумусика, на котором мы с Лебедевым ехали в этнографическую экспедицию, провалился двигатель?

- Нет, дедушка. Только не про двигатель и не про Лебедева. Мы про двигатель и про Лебедева уже сто раз слышали.

- Хорошо, - нехотя соглашаюсь я. - Может, тогда про старого педофила?

- Дедушка, - тоненьким голоском просит самая маленькая девочка, - пожалуйста, только не про старого педофила. Сил наших больше нет про старого педофила слушать.

- Ладно, не буду, - киваю я, почесывая бороду. - О чем же тогда? Может быть, о королеве перевернутого планкинга - самой красивой девочке во всей...

- Дедушка, - грозно рявкает самый старший мальчик, сжимая кулаки, - если ты опять начнешь про нее, то мы снова отберем у тебя кислородную подушку и намажем горчицей твою клистирную трубку.

- Ну, - затихаю я, - тогда даже и не знаю, о чем вам рассказать. Злые вы. Подушку они отберут, ишь...

Свистит вскипевший чайник. Восемь тяжелых детских вздохов повисают над столом. Восемь пар глаз готовы разрыдаться.

И тут самая маленькая девочка жалобно просит... )
Приглашают принять участие в культурном мероприятии - 13-14 июля. Чей-то я весь в сомнениях. Может кто желает присоединиться?



Больше видео - здесь.
img_19456


- Тебя возьмут.
— А меня?
— Тебя не возьмут.
— Ну ты даешь!
— Тебя бы взяли, да ты не пойдешь.
— А батю?
— Его бы взяли, да он не дойдет.


«Я тоже хочу» — очередной, снятый после достаточно долгого перерыва фильм спорного, но в любом случае яркого и оригинального Алексея Балабанова. Из нового здесь — разве что использование цифровой камеры и присутствие самого режиссера в кадре. Остальное — мертвенную картинку, депрессивно-вымирающие пейзажи (в начале питерские, потом просто российские), ощущение спящей, снежной, потерявшейся во времени страны зрители встречали в его фильмах уже не раз. Знакомы и пульсирующий, нарочитый, несмотря на фантастический сюжет, реализм, довлеющие над картинкой саундтреки (в этот раз группы «Аукцыон»).

Сюжет фильма прост и сложен одновременно. В условно-современной России, пропитанной отчаянием, депрессией и предчувствием конца света стоит в некоей аномальной зоне Колокольня Счастья. Добравшиеся до нее получают то ли счастье, то ли смерть — впрочем это и не важно, сама дорога, сборы, разговоры у костра и рефлексии занимают практически весь фильм.

В путь, каждый по своей причине, а некоторые и просто так, собираются персонажи-образы: Бандит, Проститутка, Алкоголик, Старик, Музыкант. От сравнения со Сталкером, которое приходит на ум одним из первых, режиссер отчаянно открещивается и в интервью называет свой фильм провозвестником жанра «фантастический реализм». В принципе оба заявленных элемента здесь присутствуют, впрочем, как и ощущение полной, тотальной безнадежности. В этом Балабанов смог переплюнуть и свои предыдущие работы и, даже, «Счастье мое» Лозницы.

Манящая надежда, в виде чудесной колокольни, выглядит большую часть фильма не более, чем обманкой, блуждающим болотным огоньком — а мрачная действительность — вот она, здесь, за окном. Потерянная сонная страна, где единственная надежда на спасение, что кто-то заберет в лучший, счастливый мир.

Создается впечатление, что конец света, наступление которого так убежденно доказывает в фильме герой Матвеева, уже наступил, и кроме четверки главных персонажей, едущих в тонированном джипе за счастьем, никого не осталось. Создается вопрос: Зачем же им счастье? И Балабанов вполне себе четко и лаконично отвечает устами своих персонажей: «Хочется».

Действительно хочется. Только не все его получат. Собственно, об этом и есть фильм — двух предложений достаточно для описания подтекстов. Потому что каким образом «там» отбирают тех, кому можно счастье дать, непонятно. Бандита — не забирают. Музыканта, который немногим от бандита отличается, забирают. Проститутку — тоже. Не забирают и самого Балабанова. Самокритичен, что уж тут говорить. Что нужно делать для того, чтобы счастье получить, так же не до конца ясно — никаких инструкций режиссер нам не дает. И правильно. Это не инструкция. «Я тоже хочу» — это очередная притча, на сей раз даже проще остальных. Но очень органичная, завораживающая, наивная и, пожалуй, правдивая. Многие счастья так и не находят.

- Что-то я не понял…
— Что, не взяли?
Давайте называть вещи своими именами! Вот вилка, назовём её Кирилл!
Приходится выкладывать сегодня, а то завтра может уже не будет возможности прочитать.

maya
Долго ли, коротко ли, а подоспело видео с концерта в августе.



Read more... )
Поль Гоген «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём?»

1897-1898, холст, масло. 139,1×374,6 см
Музей изящных искусств, Бостон

gogen_

Глубоко философская картина постимпрессиониста Поля Гогена была написана им на Таити, куда тот сбежал от Парижа. По завершении работы он хотел даже покончить жизнь самоубийством, потому что «Я верю, что это полотно не только превосходит все мои предыдущие, и что я никогда не создам что-то лучше или даже похожее». Он прожил еще 5 лет, так и получилось.
По указанию самого Гогена картину следует читать справа налево — три основные группы фигур иллюстрируют вопросы, поставленные в названии. Три женщины с ребёнком представляют начало жизни; средняя группа символизирует ежедневное существование зрелости; в заключительной группе, по замыслу художника, «старая женщина, приближающаяся к смерти, кажется примирившейся и предавшейся своим размышлениям», у ее ног «странная белая птица... представляет бесполезность слов».
3355818_original

Послушайте – когда-то, две жены тому назад, двести пятьдесят тысяч сигарет тому назад, три тысячи литров спиртного тому назад … Тогда, когда все были молоды… Послушайте – мир вращался, богатые изнывали от глупости и скуки, бедным оставалось одно – быть свободными и умными. Правда была неправдоподобнее всякого вымысла. Женщины были злы и красивы, а мужчины – несчастны и полны глупых надежд.
Говорят что жизнь подобна сну. Тем более удивительным становится факт, что иногда обитатели этой фантасмагории собираются вместе в одном месте и поют гимн невыразимому.

Ну что ж, пришла похоже пора написать пару строк о городе трех (на данный момент) революций, а то никогда потом уже и не соберусь.

Итак. Первые дни проходили именно в таком состоянии.

2012-08-11 01.13.28

screen-capture-4

В питерском метро запретили заниматься проституцией )

April 2014

M T W T F S S
 12345 6
78 910111213
14151617181920
212223242526 27
28 2930    

Most Popular Tags