original-4

— А правда, что, когда умираешь, перед тобой проносится вся твоя жизнь?
— ДА.
— Мерзость какая. Даже думать об этом неприятно. — Ринсвинд поежился. — О боги… Я только что подумал о куда более неприятном. Что, если я как раз в эту минуту умираю и все, что сейчас происходит, и есть моя прошлая жизнь?
— ТЫ, КАЖЕТСЯ, НЕ ПОНЯЛ. ПЕРЕД ТЕМ КАК ЧЕЛОВЕК УМРЕТ, ВСЯ ЖИЗНЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПРОХОДИТ У НЕГО ПЕРЕД ГЛАЗАМИ. СОБСТВЕННО, ЭТОТ ПРОЦЕСС И НАЗЫВАЕТСЯ "ЖИЗНЬЮ".
2014-02-24 09.38.17 pm

-Дэнни, ты веришь в Бога?
- Ну ты же знаешь, Алан.
- Почему?

- Почему, почему... Потому что если веришь в Бога, а Бога нет никому никакого вреда. А если в Бога не веришь, а он есть - тебе крышка.
QbzyDLPrnTg

Я сидел тихо, мирно. Потом проголодался. Дальше, как в тумане.
kQRp9JS4954

Я выкуриваю в день по десять сигар, выпиваю два двойных мартини за обедом и столько же за ужином. Кроме того, я путаюсь с женщинами значительно моложе меня. Все меня спрашивают, что об этом думает мой врач. Почем мне знать? Мой врач умер десять лет назад.
Однажды я участвовал в турнире в Германии, когда ко мне подошел мужчина. Решив, что ему нужен всего лишь автограф, я потянулся за ручкой, но тут мужчина сделал поразительное заявление... «Я решил шахматы!» Я стал благоразумно отступать, на случай, если мужчина был столь же опасен, сколь и безумен, но он продолжил: «Спорим на 50 марок, что если вы пойдете со мной в мой гостиничный номер, я смогу это доказать». Что же, 50 марок есть 50 марок, так что я решил быть снисходительным, и проводил мужчину к его номеру.

Оказавшись в номере, он уселся за шахматную доску. «Я все понял, белые ставят мат на 12 ходу независимо ни от чего». Я играл черными возможно чересчур осторожно, но обнаружил, к своему ужасу, что белые фигуры координируются как–то странно, и что я получу мат на 12 ходу!

Я попробовал снова, разыграв на этот раз совершенно иной дебют, из которого в принципе невозможно было попасть в такое положение, но после серии очень странно выглядящих ходов, я снова обнаружил своего короля окруженным, и мат должен был прийтись на 12 ход. Я попросил мужчину подождать, а сам сбегал вниз и позвал Эммануэля Ласкера, который был чемпионом мира до меня.

Он был настроен крайне скептично, но согласился хотя бы придти и сыграть. По пути мы наткнулись на Алехина, который был текущим чемпионом мира, и вот все трое мы вернулись в тот номер.

Ласкер не рисковал, но играл настолько осторожно, насколько это вообще возможно, и тем не менее, после причудливой, бессмысленно выглядящей серии маневров, обнаружил себя зажатым в матовой сети, из которой не было выхода. Алехин тоже попробовал, но опять же не преуспел.

Это был какой–то кошмар! Вот они мы, лучшие игроки в мире, люди, посвятившие все свои жизни игре, и вот теперь все кончено! Турниры, состязания, все — шахматы решены, белые побеждают..

Тут один из друзей Капабланки вмешивается, со словами: «Погодите минутку, я никогда ни о чем таком не слышал! И что случилось дальше?»
- Как что, мы его убили, конечно!
Непонятному можно придать любой смысл.

3480009_original
3355818_original

Послушайте – когда-то, две жены тому назад, двести пятьдесят тысяч сигарет тому назад, три тысячи литров спиртного тому назад … Тогда, когда все были молоды… Послушайте – мир вращался, богатые изнывали от глупости и скуки, бедным оставалось одно – быть свободными и умными. Правда была неправдоподобнее всякого вымысла. Женщины были злы и красивы, а мужчины – несчастны и полны глупых надежд.
1

Красота - пустяк. Ты и сам не понимаешь, как тебе повезло, что ты некрасив, ведь если ты нравишься людям, то знаешь, что дело в другом.


Господи, я прошу не о чудесах и не о миражах, а о силе каждого дня. Научи меня искусству маленьких шагов.

Сделай меня наблюдательным и находчивым, чтобы в пестроте будней вовремя останавливаться на открытиях и опыте, которые меня взволновали.

Научи меня правильно распоряжаться временем моей жизни. Подари мне тонкое чутье, чтобы отличать первостепенное от второстепенного.

Я прошу о силе воздержания и меры, чтобы я по жизни не порхал и не скользил, а разумно планировал течение дня, мог бы видеть вершины и дали, и хоть иногда находил бы время для наслаждения искусством.

Помоги мне понять, что мечты не могут быть помощью. Ни мечты о прошлом, ни мечты о будущем. Помоги мне быть здесь и сейчас и воспринять эту минуту как самую важную.

Убереги меня от наивной веры, что все в жизни должно быть гладко. Подари мне ясное сознание того, что сложности, поражения, падения и неудачи являются лишь естественной составной частью жизни, благодаря которой мы растем и зреем.

Напоминай мне, что сердце часто спорит с рассудком.

Пошли мне в нужный момент кого то, у кого хватит мужества сказать мне правду, но сказать ее любя!

Я знаю, что многие проблемы решаются, если ничего не предпринимать, так научи меня терпению.

Ты знаешь, как сильно мы нуждаемся в дружбе. Дай мне быть достойным этого самого прекрасного и нежного Дара Судьбы.

Дай мне богатую фантазию, чтобы в нужный момент, в нужное время, в нужном месте, молча или говоря, подарить кому-то необходимое тепло.

Сделай меня человеком, умеющим достучаться до тех, кто совсем «внизу».

Убереги меня от страха пропустить что-то в жизни.

Дай мне не то, чего я себе желаю, а то, что мне действительно необходимо.

Научи меня искусству маленьких шагов.
Наше от нас не уйдет. То, что ушло — было не наше.
Нынешним летом у берегов Гренландии обнаружены останки корабля Terra Nova, на котором знаменитый британский офицер и исследователь Роберт Фалкон Скотт сто лет назад отправился в свою последнюю экспедицию к Южному полюсу.

Попытка его покорения окончилась трагически: достигнув полюса и убедившись, что там до них уже побывала норвежская экспедиция Амундсена, британцы погибли на обратном пути от голода, холода и истощения в марте 1912 года. Запертые снежной бурей в палатке, они умирали там больше недели, не дойдя всего 11 миль до предполагаемого места встречи с остальными членами экспедиции.
Капитан Скотт ведёт антарктический дневник

Замерзая в снегах Антарктиды, капитан Скотт вёл дневник путешествия и писал письма, последнее из которых было обнародовано лишь в 2007 году. Самое знаменитое из этих писем, датировка которого официально признана днём смерти капитана, адресовано: моей женевдове.

Лично меня в письмах капитана Скотта совершенно потрясает то, что никакие стихийные бедствия, невзгоды и физические страдания не могли заставить гибнущего офицера изменить безупречному литературному стилю. Это вопиющее несоответствие между трагическими обстоятельствами и спокойной, выверенной повествовательностью его предсмертных записей — деталь, которая кажется мне много важней героических и научных подробностей погибшей экспедиции.

И, похоже, в этом я не одинок. На цоколе памятника Скотту в центре Лондона, в сквере у Waterloo Place, выбиты заключительные строки из его прощального письма соотечественникам. Оно оканчивается словами:

Had we lived, I should have had a tale to tell of the hardihood, endurance, and courage of my companions which would have stirred the heart of every Englishman. These rough notes and our dead bodies must tell the tale.

Вот эта перегруженная модальными глаголами сослагательная конструкция — had we lived, I should have had... — куда более значимый памятник офицеру и джентльмену Скотту, чем все его полярные открытия и исследовательские успехи. Сегодня, имея в кармане надлежащей толщины пачку денег, можно отправиться в любой конец Антарктиды коммерческими рейсами. Но никакой пачкой не купишь того достоинства, с которым гибнущий во льдах офицер сопрягал для современников и потомства модальные глаголы.
18723-161110-5acb65d9d42074a3484751e4cf305014

Сначала инвесторы не видели в паровозе перспективы для получения прибыли – считалось, что при скорости 60 км/час пассажиры будут задыхаться.

Противники использования газа для освещения в Англии утверждали, что он подрывает китобойный промысел.

Исаак Зингер (швейные машинки) был женат на пятерых женщинах одновременно. У него было от них 15 детей и, чтобы не ошибиться, всех дочерей он называл Мэри.

В I веке нашей эры из 87 видов товаров, которые ввозились в Древний Рим из стран Азии и восточного побережья Африки, 44 составляли специи.

Пряности высоко ценились – в V век римляне откупили от осады варваров целый город за полторы тонны перца.

Когда Васко да Гама достиг Калькутты и вернулся с товаром, который окупил расходы на плавание шестидесятикратно.

Сэр Френсис Дрейк, отправившись в плавание на одном корабле, привез груз, стоимость которого превышала весь годовой доход королевы Елизаветы

Сахар был настолько выгодным товаром, что голландцы обменяли Нью-Йорк на сахарный Суринам, а Франция отказалась от Канады в обмен на Гваделупу с ее плантациями тростника.

Read more... )
Плохая привычка - строить планы на будущее с тем, с кем по сути нет и настоящего.
Пальба случилась на премьере «Бэтмена». Убийце двадцать пять неполных лет. Для разговора, так сказать, предметного у следствия покуда фактов нет. Но мы б такой предлог не проворонили, чтобы порядок навести в стране. Трагедия — не повод для иронии, но для экстраполяции — вполне.

Естественно, у нас не снимут «Бэтмена» — ни в будущем, ни в наши времена: мы зрители идейного и бедного, вторичного и нудного кина. Смешон видеоряд и резок звук его. Утрачен блеск, случавшийся в былом. Боюсь, при виде Бэтмена—Безрукова я сам бы потянулся за стволом. Но предположим, что мечта заветная исполнилась, в кино спешит любой, кругом гламур — и тут премьера «Бэтмена» отмечена терактом со стрельбой. Стрелявшего не взяли, как положено: не для того полиция у нас. Поймали бы случайного прохожего, и он уже признался восемь раз, под пыткой дал любые показания и был опознан яростной толпой, — но в результате долгого дознания внезапно оказался бы слепой, а значит, вопреки докладу скорому, не мог стрелять и двигаться почти, и вообще он шел в другую сторону, а схвачен был за черные очки. И то, грешно глумиться над убогими! Послушав, что в «Фейсбуке» голосят, писали бы продвинутые блогеры, что там не двадцать жертв, а пятьдесят, и тут же раскрывали бы механику («Я инженер! Я строил этот зал!»). Начальство их ругало бы за панику, а Путин бы примерно наказал. Госдума приняла б закон о панике. Церковники бы выли с алтаря, что «Бэтмены», «Пираты» и «Титаники» — шквал сатанизма, прямо говоря, и это всё предсказано заранее: смотрите византийский сериал*… Вот, скажем, на премьере «Предстояния» никто же никого не расстрелял! Создателям не показалось мало бы: продюсеров отставили от дел, стрелявшего, конечно, не поймали бы, но постановщик точно бы сидел. Госдума запросила бы в истерике его досье, дипломы, все дела: стажировался, гадина, в Америке! — и сразу два закона приняла: один бы ввел цензуру интернетную (его потом «китайским» назовут), другой провозгласил бы интервентами любого, кто заехал в Голливуд. От церкви сценариста отлучили бы, чтоб каялся до пробиванья лба: ведь только он и был первопричиною того, что в зале сделалась стрельба! Подобный вывод был бы сделан многими, стране ужасно нравится праветь. Писали бы еще другие блогеры, что это все пиаровский проект: поймали мужичонку незаметного, сказали: на, стреляй, едрена вошь! А это чтобы все смотрели «Бэтмена»: теперь и не захочешь, а пойдешь! И многие бы верили, не мудрствуя, что студия мильоны нагребла… И наводненья, и убийство муфтия — у нас же всё теперь из-за бабла. Совет «Долой экранное насилие!» возглавил бы Никита-бесовед: вернулась бы к нему мигалка синяя и пара зданий в центре — под Совет. Прибавку б получили Pussy Riot’ы — конечно, без статьи и без суда… Виват, Россия! Камни собирая, ты — страшнее, чем швыряешь их когда.

Слетели б крайние, пониже рангами. Мединский уцелел бы, заклеймен. Кинотеатры бы снабдили рамками, под это распилили миллион, — у нас, с благословения Господнего, столетий восемь так заведено; пришлось бы раздеваться до исподнего любому, кто направился в кино. У следствия, надежду потерявшего, — висяк, как полагалось на веку, но тут бы обнаружили стрелявшего, а может, он бы сам сказал: «Ку-ку». Он выплыл бы, как кит, к родному берегу, и заявил бы громко и темно, что он хотел привлечь, подобно Брейвику, вниманье к бездуховному кино, что был бы рад людей оставить в целости, но люди же иначе не поймут, как властно оседлал родные ценности духовный и физический фаст-фуд; и многие, настроенные пламенно, явили бы продвинутость свою и рявкнули, что всё он сделал правильно, — а люди, что ж, теперь они в раю! Что их расстрел — в сравненьи с главным бедствием: на нас глобализация грядет! И он бы стал сотрудничать со следствием — и, вероятно, вышел через год, имея поведение примерное…

И Соколов на новом рубеже Бастрыкина бы высмеял, наверное, но мягче, так как опытный уже.

* «Византийский урок» Тихона Шевкунова.
00e9f849

Тот, кто живет у моря, вряд ли может сформулировать хоть одну идею, в которой моря бы не было.
rubric_issue_event_383560

И никому из присутствующих... не приходило в голову, что тот самый Иисус, имя которого со свистом такое бесчисленное число раз повторял священник, всякими странными словами восхваляя его, запретил именно все то, что делалось здесь; запретил не только такое бессмысленное многоглаголание, и кощунственное волхвование священников-учителей над хлебом и вином, но самым определенным образом запретил одним людям называть учителями других людей, запретил молитвы в храмах, а велел молиться каждому в уединении, запретил самые храмы, сказав, что пришел разрушить их и что молиться надо не в храмах, а в духе и истине; главное же, запретил не только судить людей и держать их в заточении, мучать, позорить, казнить, как это делалось здесь, а запретил всякое насилие над людьми, сказав, что он пришел выпустить плененных на свободу...
original

Человеческая психология такова, что если мы не будем выражать нашу радость, мы скоро перестанем ее ощущать.

I

14 June 2012 10:20
i-in-team

В любой команде есть место для "я". Просто оно не всегда заметно.

April 2014

M T W T F S S
 12345 6
78 910111213
14151617181920
212223242526 27
28 2930    

Most Popular Tags